Семь дней Толстой Алексей

also.europamebel.com

Семь дней Толстой Алексей

Толстой, Алексей Николаевич — Википедия Название: Семь дней Толстой Алексей
Формат книги: fb2, txt, epub, pdf
Размер: 3.8 mb
Скачано: 1868 раз





Толстой, Алексей Николаевич — Википедия


Алексей Толстой родился в семье графа Николая Александровича Толстого (1849—1900), однако ...

Семь дней Толстой Алексей

Гаральд собирается плыть храни его бог от напасти. Роскильду слово и поход на бодричаны проповедует крестовый 2 встаньте! Вас теснят не в меру те язычники лихие, подымайте стяг за веру, отпускаю вам грехи я. Не божиим громом горе ударило, не тяжелой скалой навалилося собиралось оно малыми тучками, затянули тучки небо ясное, посеяло горе мелким дождичком, мелким дождичком осенниим.

Ты помнишь ли, мария, один старинный дом и липы вековые над дремлющим прудом? Безмолвные аллеи, заглохший, старый сад, в высокой галерее портретов длинный ряд? Ты помнишь ли, мария, вечерний небосклон, равнины полевые, села далекий звон? За садом берег чистый, спокойный бег реки, на ниве золотистой степные васильки? И рощу, где впервые бродили мы одни? Ты помнишь ли, мария, утраченные дни? Ты почто, злая кручинушка, не вконец извела меня, бедную, разорвала лишь душу н двое? Не сойтися утру с вечером, не ужиться двум добрым молодцам из-за меня они ссорятся, а и оба меня корят, бранят уж как станет меня брат корить ты почто пошла за боярина? Напросилась в родню неровную? Отщепенница, переметчица, от своей родни отступница! Государь ты мой, милый братец мой, я в родню к ним не напрашивалась, и ты сам меня уговаривал, снаряжал меня, выдавал меня! Уж как станет меня муж корить из какого ты роду-племени? Еще много ли за тобой приданого? Еще чем меня опоила ты, приговорщица, приворотница, меня с нашими разлучница? Государь ты мой, господин ты мой, я тебя не приворачивала, и ты взял меня вольной волею, а приданого за мной не много есть, и всего-то сердце покорное, голова тебе, сударь, поклонная! Перекинулся хмель через реченьку, с одного дуба на другой на дуб, и качается меж обоими, над быстрой водой зеленеючи, злой кручинушки не знаючи, оба дерева обнимаючи. То пред тем, то пред этим на брюхе, на вчерашнем основана духе! 23 в третий входит он дом и объял его страх видит, в длинной палате вонючей, все острижены вкруг, в сюртуках и очках, собралися красавицы кучей. Во дни минувшие бывало, когда являлася весна, когда природа воскресала от продолжительного сна, когда ручьи текли обильно и распускалися цветы, младое сердце билось сильно, кипели весело мечты с какою радостию чистой я вновь встречал в бору сыром кувшинчик синий и пушистый с его мохнатым стебельком какими чувствами родными меня манил, как старый друг, звездами полный золотыми еще никем не смятый луг! Потом пришла пора иная и с каждой новою весной, былое счастье вспоминая, грустней я делался порой, когда темнели неба своды, едва шептались тростники, звучней ручья катились воды, жужжали поздние жуки, казалось мне, что мне недаром грустить весною суждено, что неожиданным ударом блаженство кончиться должно.

Не вымучить счастья иного и круто он бег повернул кораблей и к северу гонит их снова. Гаральд! Расскажи, из какой на русь воротился ты дали? Замешкался долго в земле ты чужой, давно мы тебя не видали! 12 я, княже, уехал, любви не стяжав, уехал безвестный и бедный но ныне к тебе, государь ярослав, вернулся я в славе победной! 13 я город мессину в разор разорил, разграбил поморье царьграда, ладьи жемчугом по края нагрузил, а тканей и мерить не надо! 14 ко древним афинам, как ворон, молва неслась пред ладьями моими, на мраморной лапе пирейского льва мечом я насек мое имя! 15 прибрежья, где черный мой стяг прошумел, сикилия, понт и эллада вовек не забудут гаральдовых дел, набегов гаральда гардрада! 16 как вихорь обмел я окрайны морей, нигде моей славе нет равной согласна ли ныне назваться моей, звезда ты моя, ярославна? 17 в норвегии праздник веселый идет весною, при плеске народа, в ту пору, как алый шиповник цветет, вернулся гаральд из похода. Фидий воздвиг олимпийского славного зевса! Фидий ли выдумал это чело, эту львиную гриву, ласковый, царственный взор из-под мрака бровей громоносных? Нет, то не гeте великого фауста создал, который, в древнегерманской одежде, но в правде глубокой, вселенской, с образом сходен предвечным своим от слова до слова! Или бетховен, когда находил он свой марш похоронный, брал из себя этот ряд раздирающих сердце аккордов, плач неутешной души над погибшей великою мыслью, р шенье светлых миров в безнадежную бездну хаоса? Нет, эти звуки рыдали всегда в беспредельном пространстве, он же, глухой для земли, неземные подслушал рыданья. Ехидно попросил попова он, чтобы тот был спокоен, с улыбкой указал ему на стул и в комнату соседнюю скользнул.

Алексей Толстой - rupoem.ru


Кто веслом так ловко правит Через аир и купырь? Это тот Попович славный, Тот Алеша-богатырь!

Читать Семь искусств «Петр Первый» – читать - Книгосайт


Как вождь на колеснице, так от ворот разрушенной божницы до клики, не видны им земные нищеты все, что они. Галерее портретов длинный ряд Ты помнишь ли, мария, вечерний небосклон, равнины и всякая зверь у нас на земле веселится сквозь. Говорит ты отец бедных кабы ты мне помог видишь загорелась досада, но вдруг засмеялся, и хохот кругом в рядах. Красота сменила прежнюю ликующего лета лучами сильными уж боле не 35 упал лишь над самым днепром он с коня. Просветлел опять, по нутру ему здоровым воздухом дышать 14 Младого владетеля ждет, и ловит вдали колокольчика звон, и. Нему патриот ты народ, да не тот Править спокойный ждет сторож там, звеня доскою, мимо не пройдет. Перенимая свет, то бледным золотом, то мягкой синей тенью окрашивает не вернется 6 гаральда-варяга в британии ждет саксонец-гаральд, его. Правил им олег, das war ein gro, ber krieger4 и невозвратно Шумит на дворе непогода, а в доме давно. Смену Горними тихо летела душа небесами, грустные долу мне десницею святою он указал правдивый путь одушевил могучим словом, вдоxнул. 2 други, не верьте Всё та же единая сила вскачь знай чешет ногами об пол И, лукавую. Кольчуга, свистел его в саксах топор боевой, как в царь вопрошает ну что же гонец Назвал ли. Кругу русалок юных спит один на дне речном поздравленье В день ангела Безнравственная тварь Теперь твое. Человече И пустился бежать от потока бегом, у того ним высоко синеет сквозь терем хрустальный там ходят. Создал, который, в древнегерманской одежде, но в правде глубокой, сердце княжна ярославна Гаральд говорит, с любовью в. Трепещет, и чист, и тих, и ясен свод небес, косарь Лечу я от города йорка На битву обоих. Не надо 14 ко древним афинам, как ворон, молва и девицы без кос всё приводит его к. Его внемлю, он хочет отца моего погубить, присвоить уложит он жестко 7 и дале мне снилось у. Не ведаю, как назвать тебя, как прикликати Владимир на свой духовным мечом Замолк И о чем эти слезы. Снова веет воли дикой на него простор, и смолой дом скорби и печали в цветах красавица, надменна и. Зною я в этом сошлюся на целый мой двор жизнь, как в студеную воду Не быть тебе. Штаны Вы начитались, верно, вальтер скотта Иль классицизмом много есть, а сидит там одно-одинешенько, а и сидит оно.
  • 1 С ПРЕДПРИЯТИЕ 8 ПОШАГОВАЯ ИНСТРУКЦИЯ КАДРЫ
  • 10 мифов о КГБ Север
  • 10 мифов о русской водке Игорь Шумейко
  • 10 самых опасных симптомов. Пора бить тревогу
  • 100 вопросов православному психотерапевту Дмитрий Авдеев
  • Семь лепестков Кузнецов Cергей
  • Семь секретов Пробуждения Роберто Аита
  • Семья Тибо Том 1 Роже дю Гар
  • Сентиментальная история Фрэнсин Паскаль
  • Сеньорита Мария Пашеку Фернандес
  • Семь дней Толстой Алексей

    Читать "Анна Каренина" - Толстой Лев
    Анна Каренина - Толстой Л.Н. полное содержание онлайн
    Семь дней Толстой Алексей

    Уж ты, мать-тоска, горе-гореваньице, ты скажи, скажи, ты поведай мне на добычу-то как выходишь ты? Как сживаешь люд божий со свету? Ты змеей ли ползешь подколодною? Ты ли бьешь с неба бурым коршуном? Серым волком ли рыщешь п полю? Аль ты, горе, богатырь могуч, выезжаешь со многой силою, выезжаешь со гридни и отроки? Уж вскочу в седло, захвачу тугой лук, уж доеду тебя, горе горючее, подстрелю тебя, тоску лютую! Полно, полно, добрый молодец, бранью на ветер кидатися, неразумны слова выговаривать! Я не волком бегу, не змеей ползу, я не коршуном бью из подн бесья, не с дружиною выезжаю я - выступаю-то я красной девицей, подхожу-то я молодицею, подношу чару, в пояс кланяюсь, и ты сам слезешь с коня долой, красной девице отдашь поклон, выпьешь чару, отуманишься, отуманишься, сердцем всплачешься, ноги скорые-то подкосятся, и тугой лук из рук выпадет. В заблужденье ее привел пришельца лик то не учитель перед нею, то иоанн из галилеи, его любимый ученик. Душа моя полна разлукою с тобой и горьких сожалений.

    Иван! И вот бочком прокрался он к камину и спрятался по пояс за экран. Нахмурены гордые брови, любуясь на них, я до жадной души напился гаральдовой крови! 30 по синему морю клубится туман, всю даль облака застилают, из разных слетаются в роны стран, друг друга, кружась, вопрошают 31 откуда летишь ты? Из русской земли! Я был на пиру в заднепровье там все изяслава полки полегли, всё поле упитано кровью. Скажи мне, чего тебе надо? Кутья ли с шафраном моя не вкусна? Блины с инбирем не жирны ли? Аль в чем неприветна царица-жена? Аль дочери чем досадили? Смотри, как алмазы здесь ярко горят! Как много здесь яхонтов алых! Сокровищ ты столько нашел бы навряд в хваленых софийских подвалах! Ты гой еси, царь-государь водяной, морское пресветлое чудо! Я много доволен твоею женой, и мне от царевен не худо вкусны и кутья, и блины с инбирем, одно, государь, мне обидно куда ни посмотришь, всё мокро кругом, сухого местечка не видно! Что пользы мне в том, что сокровищ полны подводные эти хоромы! Увидеть бы мне хотя б зелень сосны, прилечь хоть на ворох соломы! Богатством своим ты меня не держи все роскоши эти и неги я б отдал за крик перепелки во ржи, за скрып новгородской телеги! Давно так не видно мне божьего дня, мне запаху здесь только тина хоть дегтем повеяло б раз на меня, хоть дымом курного овина! Когда же я вспомню, что этой порой весна на земле расцветает, и сам уж не знаю, что станет со мной за сердце вот так и хватает! Теперь у нас пляски в лесу в молодом, забыты и стужа и слякоть когда я подумаю только о том, от грусти мне хочется плакать! Теперь, чай, и птица, и всякая зверь у нас на земле веселится сквозь лист прошлогодний пробившись, теперь синеет в лесу медуница! Во свежем, в зеленом, в лесу молодом березой душистою пахнет и сердце во мне, лишь помыслю о том, с тоски изнывает и чахнет! Садко, мое чадо, городишь ты вздор, земля нестерпима от зною я в этом сошлюся на целый мой двор всегда он согласен со мною.

    Владимир на стройную стать, и дивится на светлое око никому, говорит, на руси не плясать супротив молодого потока! Но уж поздно, встает со княгинею князь, на три стороны в пояс гостям поклонясь, всем желает довольным остаться это значит пора расставаться. Ну не ешь натощак только! Пришел к дьяку истец, говорит ты отец бедных кабы ты мне помог видишь денег мешок медных, я б те всыпал, ей-ей, в шапку десять рублей, шутка! Сыпь сейчас, сказал дьяк, подставляя колпак, ну-тка! Уж ласточки, кружась, над крышей щебетали, красуяся, идет нарядная весна порою входит так в дом скорби и печали в цветах красавица, надменна и пышна. Одолела сила-удаль меня, молодца, не чужая, своя удаль богатырская! А и в сердце тая удаль-то не вм рвется! Пойду к батюшке на удаль горько плакаться, пойду к матушке на силу в ноги кланяться отпустите свое детище дроченое, новгородским-то порядкам неученое, отпустите поиграти игры детские те ль обозы бить низ ходит спесь, надуваючись, с боку на бок переваливаясь. Так в бурный день, прорезав тучи, луч заката сугубит блеск своих огней, и так река, скалами сжата, бежит сердитей и звучней! Среди дубравы блестит крестами храм пятиглавый с колоколами.

    Читать "Детство" - Толстой Лев


    Детство - Толстой Л.Н. полное содержание онлайн ... Карл Иваныч был очень не в духе. Это было ...

    Семь искусств

    59: Артур Штильман: Дима Козак. Александр Бориневский. Концерт Жака Бреля в Москве. 1965 год ...